Труслявый, Молодец и... Шерлок

Исходя из личных соображений и мнений читателей, я впервые разбираю собственный текст. В процессе анализа выяснилось, что практически все мои работы нуждаются в интерпретации, а потому мне даже захотелось выделить для этого отдельную категорию: "Анализ текстов". Мне будет интересно раскрывать свои карты, а читателям – сравнивать свои карты с моими, и при этом я скорее подразумеваю в нас путешественников, нежели игроков в покер. 

Любой текст включает в себя двустороннюю работу; в некоторых случаях читатель имеет право воображать на равных с автором («Труслявый и Молодец»), а в некоторых – нет («Хулиган и все-все-все»), однако он всегда трудится вместе с писателем, представляет и осмысливает. Благодарю тех, кто проходит по дорожке, намеченной мной, но не теряет при этом самих себя! Вы – мои спутники, не больше и не меньше.

Работа «Труслявый и Молодец», определяемая мной как психологическая сказка, местами перетекающая в фантасмагорию, получилась похожим на тест. В зависимости от того, какие символы вы интерпритировали, какие выводы сделали, можно поставить… диагноз. Это не было запланировано нарочно, однако небольшой опрос показал, что можно выявить личные проблемы, если прислушаться к тому, как сознательное и бессознательное отнеслось к тексту. Решили ли вы, что речь идёт о двух друзьях (о Севе и Суре) или об одном друге (т.е. о друге в самом себе)? Не имея специальных знаний, а просто интуитивно – какой выбор вы сделали? Конечно, для каждого человека необходим индивидуальный подход, однако я, например, вижу здесь одного друга – себя (и я как раз налаживаю диалог со своим внутренним Я), тогда как один из читателей чётко увидел двух отдельных друзей (и в жизни он испытывает трудности с окружением, поиском не себя, а подходящих других). Я не имею права гарантировать, что рассказ действительно является окном, через которое вы можете взглянуть на себя, т.к. мой опрос был маленьким и среди близких людей. Но я не отметаю такую возможность и предлагаю вам об этом подумать.

Итак, данный анализ представляет авторское мнение, не исключающие ни единого из читательских предположений. Вы рисовали свою картину одновременно со мной, и она не может быть неправильной, но может быть другой. 

Только вашей.

Глубинный и ужасно скучный анализ,

требующий изучения дополнительной литературы

«Крепчает ветер!.. Значит — жить сначала!»
Поль Валерии

Основные темы текста – это темы смерти, жизни и поиска самого себя. Маленький Северус – мальчишка восьми лет, не прошедший большинство своих кризисов, но взявший на себя ответственность за взрослых. Отец – алкоголик (Ребёнок), мать сохраняет семью, а значит, не думает о Северусе (вопреки мнению большинства, сохранять семью ради ребёнка – это не признак сознательности, а признак страха и беспомощности), т.е. она тоже отказалась от роли Родителя и Взрослого. Но семья из трёх детей невозможна, и в такой ситуации именно ребёнок берёт на себя всю ответственность. В жизни это проявляется опекой ребёнком взрослого («Папа, не пей», «Мама, ты завтракала?», «Я позабочусь о тебе, когда вырасту» и т.д); такой расклад имеет чудовищное влияние на психику недозревшего человека – у него в прямом смысле отнимают детство, его вынуждают отрицать своего Ребёнка. В итоге, когда человек вырастает, не пройдя эту стадию развития, у него образуется несколько сценариев, предписаний, и все они нездоровые (например, «Не радуйся», «Не будь счастливым»), а основными чертами личности становятся консерватизм, серьёзность, отрицание и пессимизм. Такие люди зажаты внутренне (и внешне, в том числе при помощи тесной одежды), у них обыкновенно жёсткая, наполненная цинизмом речь и склонность к гиперответсвенности и перфекционизму. Никого не напоминает? Помимо всего прочего, эти люди не умеют играть в игры (и в прямом смысле – скажем, со своими детьми, и зачастую – в переносном), они не позволяют себе демонстрировать веселье (они умеют сковано улыбаться, но вы едва ли услышите от них заливистый смех) и вообще всячески демонстрируют своего рассудительного Взрослого и опекающего Родителя. 


Наш Северус, бегущий к реке, уже заработал предписание «Не живи» (при агрессивном поведении одного из родителей это неизбежно), а помимо – отринул своего Ребёнка. Он не играет в игры, не воображает, не перекладывает ответственность за себя на родителей (хотя должен). Осознанное решение – прыгнуть в реку и умереть, чтобы облегчить судьбу родителей. Не свою! Не свою. 

«Трус!» — крикнул отец в голове.

Даже несмотря на то, что в токсичной семье ребёнок берёт на себя роль Родителя и Взрослого, мама и папа остаются для него богами. Всю свою жизнь он будет повторять себе упрёки, которыми его осыпали в детстве родители, и главное – повторять не своим голосом, а голосом матери или отца. Можете прислушаться к себе для проверки. Если вы с детства, например, неуклюжи, то когда теперь роняете вазу – разве обвинение в вашей голове принадлежит вам? Нет, оно принадлежит тому человеку, который вас воспитал и который настойчиво бранил за неуклюжесть. 

Маленькому Севу восемь лет, но отец уже кричит в его голове, однако реакция на это носит не пассивный, а активный характер: Северус не опускает голову и не принимает это, а действует наперекор:

И это сработало, это стегнуло мальчишку в спину, как плеть, как пряжка от кожаного ремня…

Вопреки инстинктам, он убивает себя назло отцу («Трус!») и ради него как Ребёнка.

А дальше начинается диалог с самим собой. Попытка бессознательного спасти жизнь. Сур – это негатив маленького Сева, он жизнерадостен, любит фантазировать, хвастаться и хулиганить, и в общем, он – это задавленный, забытый Ребёнок, у которого есть собака, есть железная дорога и безопасность. 

Маленький Сев вспомнил вдруг, как выпрашивал непородистого щенка и как зачастую хотел оказаться одним-единственным в целом мире.

Одним-единственным – это значит, что человек не чувствует себя в безопасности в окружении других. Маленькому Севу отказано в этом, но он, как любой ребёнок, сильно в этом нуждается. Если нельзя получить безопасность в семье, значит, можно получить её, если станешь жить один-одинёшинек в своём мире. Так что он хотел щенка и безопасности, а не одиночества. Мизантропы, социопаты и даже интроверты – привет!

Помимо вышеперечисленного у Сура имеется Бог. А точнее, конечно, Родитель (Мать), который держит его в спокойствии и безопасности внутри себя. В утробе, если угодно. В Чистилище, если всё же затронуть религию. Колодец, которому Сур заставляет кланяться – это Родитель и Бог, давшие жизнь и имеющие возможность (не право!) забрать её. Сам же Сур – это Ребёнок, которого маленький Сев забыл и которого теперь собрался убить вместе с собой. 

— Извини! — потребовал хулиган сухо и зло, без намёка на шутку. — Говори, иначе ползать заставлю!
— Ты ненорма…
— Говори «извини»!

Да Сур просто добрейший души мальчишка, раз ему достаточно лишь нескольких «извини»!

— Извини, если я тебя чем-то обидел. Я — не нарочно.
На этот раз вышло искренне. Сур даже расслабил ступню.
— Уже лучше, — снизошёл хулиган и позволил Северусу подняться. — Только не надо тут оправданий: сделал, как и планировал! А раз планировал — значит, нарочно!

Северус не понимает даже, что просит прощения у самого себя. Что сам от себя этого требует. 

— Да я тебя в жизни не видел.
— О том-то и речь! — знакомо откликнулся Сур.

Представляете, насколько запущенный случай, когда ты своего Ребёнка в осознанной жизни не видел (не принимал)? Во сколько же лет должно было произойти подавление? Очевидно, что очень рано. Извини меня, малышка Сев!

— Да что я сделал тебе такого?
— Лучше скажи, чего ты не сделал. А?

Не спас, например. Не признал. Не оставил в себе. Северус этого не понимает, а Сур – знает наверняка.

— Ну ладно, — примирительно сказал Сур, пока маленький Сев хлопал глазами, ожидая подвоха, — теперь пошли поиграем.
— Что?
— Играть умеешь?
Северус поколебался, но честно ответил:
— Не очень. Я давно не играю.
— А что так?
— Отец говорит — я вырос.
— Ха! — гоготнул и присвистнул Сур. — Ты-то вырос, а папаша твой — нет?
— Что ты имеешь в виду?

Внутренний Ребёнок (Сур) высмеивает поведение папаши, потому что он понимает, в чём здесь проблема и кто виноват. Это значит, что подсознание у Северуса на самом деле в курсе, что сложившаяся модель отношений в семье – неверна и опасна. 

Плюнув на палец, он снова нарисовал на колодце какую-то рожу и подождал, пока она хорошенько впитается. Сур выглядел беззаботно, а вот маленький Сев, напротив, отодвинулся подальше к обрыву — ему больше не хотелось приходить в это место. Раскрытый колодезный глаз сам пригибал к земле, словно проглотил ещё мало «спасибо». 
Он был таким же ненасытным, как Сур.

Хороший момент, потому что демонстрирует в первую очередь то, что за творчество отвечает Ребёнок (кстати говоря, склонность к техническим наукам и цинизм нередко связаны, потому что (по этапам): 1) отрицается Ребёнок; 2) вырабатываются определённые жизненные сценарии, включающие в себя запрет на удовольствия, чувства, эмоции и прочее; 3) человек выбирает профессию, где необходима его логика, но не воображение. Это не значит, что в точных науках нет творчества и фантазии, нет мечтателей – всего там достаточно, если человек приходит туда целым, а не оторванным от одной из своей части (от Ребёнка). Тема чрезвычайно объёмная, и если я затрону ещё и её, то вы захотите меня убить (если уже не подумывали об этом). Второе относительно цитаты: маленький Сев забоялся Родителя, потому что он с ним не знаком и не может доверить ни свою жизнь, ни свою смерть. Да и встретив Сура (себя настоящего), он уже начинает сомневаться по поводу смерти. Ну и третье: Родители и Бог требуют благодарности за жизнь. У Родителей это проявляется в выражениях типа: «Я же тебя родила», «Я же тебе вырастил(а)» и т.д.

— Если бы ты был рыбой…
— То крокодилом.
— Что?
— А что?
— Крокодил — это не рыба.
— Рыба, конечно! Ты просто труслявый и ничего не знаешь.

Сур имеет в виду, что Северус всё ещё труслив для признания своей фантазии, а следовательно и Ребёнка.

— А если бы ты был растением, то был бы?..
— Крапивой.
Хулиган сунул в рот палец, серьёзно задумавшись. Кажется, эта мысль была для него нова.
— А почему? — не вытерпел он.
— Чтобы никто не трогал.
— Прям совсем?
— Прям совсем.

У маленького Сева, как мы помним, безопасность ассоциируется только с тем состоянием, когда его не трогают. К слову, Сур только и делает, что пристаёт к нему, желая вывести из себя и достучаться. 

— Я смогу сварить из тебя бульон? Или супчик?
— Не надо ничего из меня варить. Я же крапива!
— А можно тебя завернуть в блины?
— Нет.
— А если я ночью захочу в туалет, а там будешь ты, и я на тебя…

То есть, как не крутись, а я тебя всё равно достану! Потому что чувство твоей безопасности – у меня.

— Ага. Поэтому я не буду крапивой, — Сур забрался на рельсу и снова вытянул руки, кажется, подмурлыкивая что-то под нос. — Какое растение трогают чаще всего?
Маленький Сев задумался. В голове, конечно, роились воспоминания о маминых книгах и закопченных котлах, но они не казались полезными, если речь заходила о Суре.
— Не знаю… — признался он. — Может быть, мята?
— Ты заваришь кружку чая со мной?

Сур понимает, что изоляция – это побег, и когда они с маленьким Севом станут одним, когда Сев обретёт Ребёнка и безопасность, им не надо будет прятаться. Северус должен трогать Сура, Сур – Северуса, и вместе они смогут допускать к себе социум.

Крепко сжимая Сура, он почувствовал вдруг, как воссоединяется с чем-то, что глупо утратил. А может, с тем, что утратили за него.
Северус учился чему-то с начала.
И Сур теперь — вместе с ним.

Думаю, этот отрывок стал теперь гораздо понятнее.

— Если бы ты падал с неба…
— И не расшибся.
— Если бы ты был кем-то другим…
— Я бы не был.

Северус падал (тонул) и не расшибся (не умер), следовательно, Сур тоже бы не расшибся, если бы упал. Ну и как бы он был другим, если он уже является Северусом? Очевидно, что Сура бы не было.

Ещё хочу заметить, что Сур подготавливает Северуса к этим новостям, намекает, но не рассказывает, пока тот не оказывается готов. Защитный механизм психики, блок (см. ниже про инсайты). Сколько бы вы не пытались уловками выудить из своего подсознания информацию, оно не отдаст вам её, пока не уверится в том, что вы готовы её выдержать и принять. В противном случае (например, при повторении отрицательного опыта и преждевременном инсайте) возникают ПА, расстройства и прочее.

— Сплаваешь вместе со мной?
Снейп осторожно, по-новому глянул в синь. Та пугала. Она походила то на туман, то на густое болото, и звала к себе, и говорила, что не надо спускаться. Чем дольше маленький Сев оставался здесь, тем больше находил причин не двигаться с места.
Но в этот раз он опять пересилил себя. И кивнул.
Сур похлопал в ладоши; он показался Северусу очень счастливым — словно давно этого ожидал.

«Нырнёшь глубже со мной, чтобы снять блок и начать признавать меня?»

Если у вас был опыт выуживания воспоминаний и задавленных желаний, то вы знаете, как это неприятно, как это манит и пугает одновременно. Очень многие люди заканчивают терапию на этом этапе, боясь инсайтов.

И мальчик расставил руки, не двигаясь, будто замирая в полёте, и начал опускаться к верхушке одной из сосен. Пока он так медленно и расслабленно падал, светлячки облепили его со всех сторон, наверное, обнимая. Маленький Сев тоже себя отпустил — он захотел попробовать.
А захотев, позволил себе упасть.

Тот случай, когда подняться – это упасть. Фактически, люди на этом этапе испытывают очень много неприятных эмоций, но они неизбежны. Отпускайте! И выигрывайте. Северус начинает разрешать себе ребячество. 

Тем временем белобрысый громко пел песенку и улюлюкал, — и падал всё ниже, всё ниже, у Снейпа под сердцем и животом.

Отпускается мышление Взрослого, и Ребёнок медленно проступает внутри (банальная метафора – под сердцем).

И Сур расхохотался до слёз, задыхаясь — упал на колени; смотря на его лицо, маленький Сев отстранённо подумал, что теперь тоже сумеет так. Ну, может быть, не сегодня.
Может быть, не сейчас…

Всё ещё действует отрицание, но уже – колеблется и сдаётся.

Снейп стал наступать на следы, вереницей потянувшиеся позади Сура. Они всегда были в пору, как любимые туфли.

И следы Сура всегда в пору, потому что их оставлял сам Северус.

Белобрысый ждал его у пещеры, раскрытой, словно хищная пасть, ощеренной сосульками, как клыками. Сур подмигнул и бесстрашно шагнул туда — пританцовывая и по-прежнему напевая.

Собственно, добро пожаловать к тому, что снесёт стену между Ребёнком и Взрослым. Заблокированное желание (собака!), связывающее Сура и Сева, реактив: «вспомнишь его, вспомнишь и меня!». Последняя возможность уйти для Снейпа.
Но Северус больше не трус! Он не прячется и не несёт чужую ответственность.

— Если бы ты был живым… — предложил без запинки Снейп.
— Я бы умер.
— Если бы ты был мной…
— Я был бы собой.

Имеется в виду снаружи, там, где Сура для Северуса не существовало, в реальной жизни до попытки самоубийства – Ребёнок умер (был подавлен) в сознании, хотя и остался жив в подсознании. С последним, думаю, всё уже ясно.

— Я так не умею, — добавил мальчишка, думая, что успокоит. — Ведь лучше хоть как-то, чем никак?
— Лучше никак, чем плохо, — не выдержал Снейп, заворачиваясь в одеяло потуже, — мне так мама говорила.
— Мамы бывают неправы…
— Нет.
— …и папы порою тоже.

Сур говорит, что родительские установки могут быть неверными, точно так же как и поведение родителей. Северус в этом не виноват, он не несёт ответственности за родителей и их поступки.

Ребёнку внутри было очень тепло.
Ребёнок внутри наконец-то был дома.

Здравствуй, победивший маленький Сев! Ты сходил в пещеру и выжил! Безопасность – твоя будущая награда. 

— Сур.
— Чего?
— Кажется, у меня день рождения.

Потому что остался последний этап: принятие самого себя и, следовательно, этой жизни.

— Да, — покивал Сур, растягиваясь в улыбке. — Ты его посмотришь, а потом оставишь мне, потому что он мой, вообще-то, но я дам тебе потрогать. Так хочешь?

«Потому что этот безусловный Родитель (колодец), дающий безусловную безопасность, внутри тебя, Северус, и принадлежит мне, Ребёнку. Ты будешь его чувствовать, но не сможешь вытащить, ведь ты изменишься сам, но твои мама и папа останутся прежними (они не станут тебе Родителями, но ты найдёшь безопасность в самом себе). Ты должен спастись, но тебя никто не спасёт».

Маленький Сев
Умрёт облысев.

То есть Сур уже знает, что Северус умрёт не сейчас, а когда вырастет.

Но нельзя было оставаться здесь, на краю, когда белобрысый куда-то падал!

Смотрите, как поменялось дело! Северус уже не хочет, чтобы Сур умирал, он хочет его спасти. А спасти Сура – спасти себя. Фактически, Сур применяет последний ударный приём, чтобы окончательно воскреснуть: маленький Сев должен либо утонуть в одиночестве, либо попросить Ребёнка спасти его. 

— Подумаешь — утопился! — поддразнил снова Сур, но даже не стал принимать извинений. — Делов-то!
— Я так хотел умереть! — признался Северус, ощущая, предчувствуя, снова затягиваясь — но не вниз. — Прости меня, Сур… я так хотел умереть.
— А сейчас?
— Я очень хочу остаться.
Сур вдруг убрал свою ногу и позволил на себя посмотреть. Возвышаясь, он казался каким-то взрослым. Белобрысый покачал головой, но маленький Сев знал всё наперёд.
— Ну? — спросил этот Сур, уже не мартышка, но всё ещё добрый и ласковый. — Что мне скажешь теперь?
Северус сжал обе его руки:
— Я готов даже к залатанной жизни.
— Если?
— Если ты будешь рядом со мной.

Кульминация, плавно перетёкшая в развязку, и Северус научился «держаться сам за себя». Он стал целым. В нём теперь функционируют все трое: и Ребёнок, и Взрослый, и Родитель; при правильном распределении сил – это здоровое состояние психики.

— Больше никогда сюда не приходи, — наказал ему Сур.

«Больше никогда себя не теряй».

Ну и в заключении: 

Может быть, оно и стоит того: умереть, чтобы захотеть наконец-то жить?..

Это касается не только физической смерти, но и смерти прежнего неполноценного состояния психики. Если не зайдёшь в пещеру, то никогда не победишь; никогда не сможешь жить полноценно, если не осознаешь. Людей, привязанных к сценариям, губит решение, которое они приняли в детстве. Вы представляете? В пять лет ваш Бог (Родитель) сказал, что вы – лишний, а в тридцать вы уже губите себя алкоголем, стремитесь к опасности (привет, экстремалы!), а может, любите перебегать дорогу только на красный свет. Это если вы не идёте топиться, как маленький Сев.

Пятилетняя мартышка написала жизненный сценарий и приняла родительское предписание (Эрик Бёрн дал ему определение: «Не живи»), и если она его не осознает, то найдёт способ преждевременно умереть (или будет чувствовать вину за жизнь). Тоже самое с поиском Ребёнка внутри себя: потеря контакта с ним ведёт к неверному выбору профессии, партнёра и в целом - к бесконечной череде неверных решений.

И так далее (предписаний-то много, на каждого найдётся по парочке). 
Например, отрывок из рассказа:

А рыбы, как птицы — стаями, как звери — пугливо прячась в кустах, рыбы плавали здесь повсюду, бликуя на солнце, отражая то золото, то синеву, купаясь в нагретом иле; такого нельзя было вообразить, и маленький Сев отступил, ошарашенный, от красоты — он был не в силах её принять.

является примером проявления предписания «Не радуйся» - красота доставляет положительные эмоции, и маленький Сев не может принять её, потому что у него есть запрет. «Не будь счастливым» отчасти тоже связано с этим.

В общем, опыт маленького Сева – это положительный опыт прохождения психотерапии, и мне остаётся лишь другим пожелать того же: принятия и осознанности!

В заключении этого кошмарно-длинного, нудного и никем непрочитанного анализа я хочу выразить ОГРОМНУЮ БЛАГОДАРНОСТЬ всем выжившим читателям (если они есть). По-моему, это самое настоящее признание в любви, если вы всё осилили. Спасибо! Специально для вас – ещё небольшой текст (ну вы же не ожидали чего-то приятного, правда?).

Много букв, лишь косвенно относящихся к анализу текста

Когда ты углубляешься в изучение того или иного предмета, то на определённой стадии появляется убеждённость, что информация, которую ты накопил, смотря лекции и читая книги, – известна общественности. Однако это всего лишь иллюзия, возникающая, когда человек погрузился в предмет больше, чем любитель, и меньше, чем профессионал.

Таким образом и получилось, что я написала узкоспециализированную сказку, а Моффат и Гэтисс сняли узкоспециализированную серию («Шерлок», конец четвёртого сезона; я под впечатлением и прошу меня извинить). И мне кажется, никто из нас не сделал этого нарочно.

Теорию я проверила на сестре, которая в психологию зарыта по уши. Она поняла весь текст, все отсылки, и у неё даже не осталось вопросов (кроме как к моему психическому состоянию ). Точно так, по всей видимости, произошло и с одним из моих комментаторов на fanfics.me (который, как я поняла, является дипломированным психологом). Вначале мне хотелось побрюзжать, а потом стало ясно, что вина не в публике, а во мне. Ведь это я выбрала неверного адресата! Когда ухаживаешь за розами, то не понимаешь, с какой стати между ними вырос подсолнух (как и наоборот). Так что я действительно благодарна всем, кто прочёл мою сказку, даже ничего не разобрав. Это был настоящий читательский труд!

Да и к тому же, хочу напомнить, что любая ваша трактовка верна и не зависит от моей. Текст имеет все отсылки, которые вы можете уловить (и они могут быть ключами к пониманию себя).

Несколько примеров из комментариев:

Сказочная, теплая, душевная, с легкой примесью сюрреализма история, в которой нет места мраку и тоске, а только вере, дружбе и надежде. Надежде на чудо, которому суждено случиться во что бы то ни стало. Просто потому что маленький Северус Снейп очень сильно в нем нуждается.

Правда? Абсолютная. Если вы так решили - так и есть.

Красивая странная сказка, интересные образы, замечательно вплетены почти не узнаваемые фольклорные мотивы.

Фольклёрные мотивы? Естественно.

У меня, например, окружающая вода ассоциировалась не с безмятежностью утробного существования, а с некой призмой, позволяющей рассматривать привычные вещи с необычного ракурса.

Ну ведь потрясающе! Только посмотрите, какие вы, читатели, молодцы! И я говорю обо всех, а не только об упомянутых. И о тех, кому не понравилось, и кому понравилось, и кто понял, и кто не понял. 

Я пришла к тому же выводу - необходим анализ текста от самого автора, который, между тем, не ограничит фантазию читателей: т.к. в тексте присутствуют метафоры, связанные с психологией личности, то он может раскрывать аспекты внутренней жизни читающего. Так, например, колодец может вести как и к Матери, так и к Богу, если вы в него верите, так и к Природе. Окружающая среда задумывалась и как утроба, и как Чистилище или "зона ожидания", где маленький Сев при помощи Сура должен был взглянуть на всё с другой стороны (через призму, если угодно :)). Поэтому трактовку я сделаю, но каждый читатель должен расшифровывать сам - и тогда, возможно, лучше понять себя и свои приоритеты. 

И если вы ещё не устали, то я хочу познакомить вас с тем материалом, который поможет вам и понять текст, и вас самих, и социум.

Иными словами, мой список литературы:

  • Эрик Берн, «Игры, в которые играют люди» (основы трансакционного и сценарного анализов, в том числе объяснение типовых внутренних ролей «Родитель-Взрослый-Ребенок»); «Люди, которые играют в игры» (для расширения темы); либо кратко в статье;
  • Сюзан Форвард, «Токсичные родители»;
  • дополнительная статья.

Внимание! При прочтении книги «Токсичные родители» могут происходить болезненные инсайты, поэтому читайте аккуратно, и если чувствуете себя плохо, то либо зарывайте все скелеты обратно, либо обращайтесь к психологу и начинайте работать (вам это необходимо). Не идите против своих ощущений! Даже со специалистом люди испытывают панические атаки (ПА), когда рушится блок, и поэтому многие психологи дают личный номер телефона и помогают своим клиентам круглосуточно (!). Резюмирую: не шутите со своей головой! Чувствуете болезненное сопротивление – закройте книгу или хотя бы отложите, чтобы переварить информацию и собственные ощущения.

И вновь о Шерлоке (извините, но так уж совпало!). То, как он спокойно пережил и принял информацию, говорит об его экстроординарных способностях, поэтому обвинения в отсутствии логики в серии - необоснованы. В реальной жизни инсайты такого уровня могут "взорвать" мозг и довести до смирительной рубашки (опасно их переживать даже в кабинете психолога), однако Шерлок продолжил вести себя осознанно и вполне разумно. В этом плане в серии всё продумано, и я от неё в восторге.

Возвращаясь к теме записи, хочу сказать, что «Труслявый и Молодец» - это не первая моя ошибка с адресатом (тоже самое случилось, например, с рассказом «Лошадь по имени Лошадь»). Поэтому отзывы на фанфик заставили задуматься о смене тем и/или аудитории. Сердечное спасибо читателям за это! 

Итак, эта запись всё же подошла к концу (без подвохов!), теперь я горжусь собой, горжусь вами, испытываю искреннюю благодарность и... жду вас в гости :). Если вам нравится психология так, как она нравится мне, если вам она не нравится, но вы любите сказки, даже если вы просто пролистнули всю страницу и ужаснулись - заходите ещё, чтобы пофантазировать вместе со мной! 

Предыдущая запись:

Ли Весу

Следующая запись:

Дневник Анны Франк...
comments powered by HyperComments