Про детективный жанр литературы

Заповеди Нокса

Англичанин Рональд Арбутнот Нокс (1888-1957) был видным религиозным деятелем, автором ряда специальных и популярных теологических трудов; в частности, он сделал перевод Библии на английский язык. 
Нокс также писал детективные романы, интерес к которым, видимо, стимулировала его дружба с Г.К.Честертоном, А.В.Коксом (писавшим под псевдонимом Энтони Беркли) и Ивлином Во (который составил биографию Нокса). 

В 1929 г. он сформулировал десять заповедей для авторов детективов:

  • Преступник должен быть из числа тех, о ком упомянуто в самом начале романа.        
  • Вмешательство сверхъестественных и потусторонних сил полностью исключается.        
  • Не разрешается использовать более одного потайного помещения или тайного хода; но и это допустимо только в том случае, если действие происходит в доме, в котором теоретически возможно наличие подобных вещей.        
  • Недопустимо использовать "доселе неизвестные" яды или устройства и методы, требующие длинного научного объяснения в конце рассказа.        
  • В расcказе не должен появляться китаец (обычный персонаж низкопробных романов того времени).        
  • В разгадке сыщику никогда не должен помогать счастливый случай или ничем не объяснимая интуиция.        
  • Преступником не должен оказаться сам сыщик.        
  • Натолкнувшись на какой-либо след, ведущий к разгадке, сыщик не имеет право утаивать его от читателя.        
  • Не хватающий звёзд с неба друг сыщика - "Ватсон" - не должен утаивать ни одну из осенивших его догадок; по своим умственным способностям он должен несколько уступать среднему читателю.
  • В рассказе не должны появляться ни близнецы, ни двойники.

Эти заповеди стали кодексом "Детективного клуба", основанного Гилбертом Честертоном и Энтони Беркли. 
Отдавая должное Р.Ноксу, нельзя не отметить, что эти правила провоцируют на создание полноценных произведений, в которых нарушались бы одно или несколько правил. Например, известный за рубежами наших границ чешский писатель Йозеф Шкворецкий создал детективный цикл "Прегрешения против патера Нокса", состоящий из десяти рассказов, в каждом из которых как минимум одно правило не выполняется. 
Внимательный читатель увидит нарушения этих заповедей, умышленные и ненамеренные, в удачных произведениях разных авторов; иногда именно на этом и бывает построена вся интрига.

Заповеди Ван Дайна

Детективный роман - это своего рода интеллектуальная игра. Больше того, это спортивное соревнование. И создаются детективные романы по строго определенным законам - пускай неписаным, но тем не менее обязательным. Каждый уважаемый и уважающий себя сочинитель детективов неукоснительно соблюдает их. Итак, ниже сформулировано своего рода кредо детективщика, основанное отчасти на практическом опыте всех больших мастеров детективного жанра, а отчасти на подсказках голоса совести честного писателя. Вот оно. 
1. Читатель должен иметь равные с сыщиком возможности для разгадки тайны преступления. Все ключи к разгадке должны быть ясно обозначены и описаны. 
2. Читателя нельзя умышленно обманывать или вводить в заблуждение, кроме как в тех случаях, когда его вместе с сыщиком по всем правилам честной игры обманывает преступник. 
3. В романе не должно быть любовной линии. Речь ведь идет о том, чтобы отдать преступника в руки правосудия, а не о том, чтобы соединить узами Гименея тоскующих влюбленных. 
4. Ни сам сыщик, ни кто-либо из официальных расследователей не должен оказаться преступником. Это равносильно откровенному обману - все равно как если бы нам подсунули блестящую медяшку вместо золотой монеты. Мошенничество есть мошенничество. 
5. Преступник должен быть обнаружен дедуктивным путем - с помощью логических умозаключений, а не благодаря случайности, совпадению или немотивированному признанию. Ведь, избирая этот последний способ разгадки тайны преступления, автор вполне сознательно направляет читателя по заведомо ложному следу, а когда тот возвращается с пустыми руками, преспокойно сообщает ему, что разгадка все время лежала у него, автора, в кармане. Такой автор ничем не лучше любителя примитивных розыгрышей. 
6. В детективном романе должен быть детектив, а детектив только тогда детектив, когда он выслеживает и расследует. Его задача состоит в том, чтобы собрать улики, которые послужат ключом к разгадке и в конечном счете укажут на того, кто совершил это низкое преступление в первой главе. Детектив строит цепь своих умозаключений на основе анализа собранных улик, а иначе он уподобляется нерадивому школьнику, который, не решив задачу, списывает ответ из конца задачника. 
7. Без трупа в детективном романе просто не обойтись, и чем натуралистичней этот труп, тем лучше. Только убийство делает роман достаточно интересным. Кто бы стал с волнением читать три сотни страниц, если бы речь шла о преступлении менее серьезном! В конце концов, читатель должен быть вознагражден за беспокойство и потраченную энергию. 
8. Тайна преступления должна быть раскрыта сугубо материалистическим путем. Совершенно недопустимы такие способы установления истины, как ворожба, спиритические сеансы, чтение чужих мыслей, гадание с помощью "магического кристалла" и т.д. и т.п. У читателя есть какой-то шанс не уступить в сообразительности детективу, рассуждающему рационалистически, но, если он вынужден состязаться с духами потустороннего мира и гоняться за преступником в четвертом измерении, он обречен на поражение ab initio. 
9. Должен быть только один детектив, то бишь только один главный герой дедукции, лишь один deus ex machine. Мобилизовать для разгадки тайны преступления умы троих, четверых, а то и целого отряда сыщиков - значит не только рассеять читательское внимание и порвать прямую логическую нить, но и несправедливо поставить читателя в невыгодное положение. При наличии более чем одного детектива читатель не знает, с которым из них он состязается по части дедуктивных умозаключений. Это все равно что заставить читателя бежать наперегонки с эстафетной командой. 
10. Преступником должен оказаться персонаж, игравший в романе более или менее заметную роль, то есть такой персонаж, который знаком и интересен читателю. 
11. Автор не должен делать убийцей слугу. Это слишком легкое решение, избрать его - значит уклониться от трудностей. Преступник должен быть человеком с определенным достоинством - таким, который обычно не навлекает на себя подозрений. 
12. Сколько бы ни совершалось в романе убийств, преступник должен быть только один. Конечно, преступник может иметь помощника или соучастника, оказывающего ему кое-какие услуги, но все бремя вины должно лежать на плечах одного человека. Надо предоставить читателю возможность сосредоточить весь пыл своего негодования на одной-единственной черной натуре. 
13. В детективном романе неуместны тайные бандитские общества, всякие там каморры и мафии. Ведь захватывающее и по-настоящему красивое убийство будет непоправимо испорчено, если окажется, что вина ложится на целую преступную компанию. Разумеется, убийце в детективном романе следует дать надежду на спасение, но позволить ему прибегнуть к помощи тайного общества -- это уже слишком. Ни один первоклассный, уважающий себя убийца не нуждается в подобном преимуществе. 
14. Способ убийства и средства раскрытия преступления должны отвечать критериям рациональности и научности. Иначе говоря, в roman policier недопустимо вводить псевдонаучные, гипотетические и чисто фантастические приспособления. Как только автор воспаряет на манер Жюля Верна в фантастические выси, он оказывается за пределами детективного жанра и резвится на неизведанных просторах жанра приключенческого. 
15. В любой момент разгадка должна быть очевидной - при условии, что читателю хватит проницательности разгадать ее. Под этим я подразумеваю следующее: если читатель, добравшись до объяснения того, как было совершено преступление, перечитает книгу, он увидит, что разгадка, так сказать, лежала на поверхности, то есть все улики в действительности указывали на виновника, и, будь он, читатель, так же сообразителен, как детектив, он сумел бы раскрыть тайну самостоятельно задолго до последней главы. Нечего и говорить, что сообразительный читатель частенько именно так и раскрывает ее. 
16. В детективном романе неуместны длинные описания, литературные отступления на побочные темы, изощренно тонкий анализ характеров и воссоздание "атмосферы". Все эти вещи несущественны для повествования о преступлении и логическом его раскрытии. Они лишь задерживают действие и привносят элементы, не имеющие никакого отношения к главной цели, которая состоит в том, чтобы изложить задачу, проанализировать ее и довести до успешного решения. Разумеется, в роман следует ввести достаточно описаний и четко очерченных характеров, чтобы придать ему достоверность. 
17. Вина за совершение преступления никогда не должна взваливаться в детективном романе на преступника-профессионала. Преступления, совершенные взломщиками или бандитами, расследуются управлениями полиции, а не писателями-етективщиками и блестящими сыщиками-любителями. По-настоящему захватывающее преступление - это преступление, совершенное столпом церкви или старой девой, известной благотворительницей. 
18. Преступление в детективном романе не должно оказаться на поверку несчастным случаем или самоубийством. Завершить одиссею выслеживания подобным спадом напряжения - значит одурачить доверчивого и доброго читателя. 
19. Все преступления в детективных романах должны совершаться по личным мотивам. Международные заговоры и военная политика являются достоянием совершенно другого литературного жанра - скажем, романов о секретных разведывательных службах. А детективный роман про убийство должен оставаться, как бы это выразиться, в уютных, "домашних" рамках. Он должен отражать повседневные переживания читателя и в известном смысле давать выход его собственным подавленным желаниям и эмоциям. 
20. И наконец, еще один пункт для ровного счета: перечень некоторых приемов, которыми теперь не воспользуется ни один уважающий себя автор детективных романов. Они использовались слишком часто и хорошо известны всем истинным любителям литературных преступлений. Прибегнуть к ним - значит расписаться в своей писательской несостоятельности и в отсутствии оригинальности. 
а) Опознание преступника по окурку, оставленному на месте преступления. 
б) Устройство мнимого спиритического сеанса с целью напугать преступника и заставить его выдать себя. 
в) Подделка отпечатков пальцев. 
г) Мнимое алиби, обеспечиваемое при помощи манекена. 
д) Собака, которая не лает и позволяет сделать в силу этого вывод, что вторгшийся человек не был незнакомцем. 
е) Возложение под занавес вины за преступление на брата-близнеца или другого родственника, как две капли воды похожего на подозреваемого, но ни в чем не повинного человека. 
ж) Шприц для подкожных инъекций и наркотик, подмешанный в вино. 
з) Совершение убийства в запертой комнате уже после того, как в нее вломились полицейские. 
и) Установление вины с помощью психологического теста на называние слов по свободной ассоциации. 
к) Тайна кода или зашифрованного письма, в конце концов разгаданная сыщиком. 
К сожалению, Ван Дайн слишком слепо и неукоснительно следовал букве своих "Правил", в результате чего его собственные романы о Фило Вэнсе довольно однообразны и скучны. Фило Вэнс получился у него гротескным отражением других известных героев-сыщиков, особенно Огюста Дюпена (Э.А.По), и оттого выглядит либо нелепым без комизма, либо, как ни странно, недалеким. Дух игры как развлечения потерялся, остался лишь сухой остаток несложных логических задачек со слишком растянутыми условиями.

Моё мнение

Я узнала об этих правилах благодаря одному конкурсу. И мне сразу стало ясно, почему он вышел скучным. Все хорошие детективы, как минимум, нарушают два-три правила. Как максимум - с десяток. А впрочем, это чересчур развлекательный жанр, который никогда не вызывал у меня интереса. Посмотреть кино - можно, а вот тратить время на книгу - нет. Фэнтези, фантастика, приключенческая литература и детективы - это те жанры, которые, как правило, не обременены смыслом, но наполнены действием. И те жанры, которые, наверное, я никогда не распробую.

Вот так.

Предыдущая запись:

Крепчает ветер!

Следующая запись:

Трот
comments powered by HyperComments